Особенные дети, как помочь им стать обычными, и готово ли к этому общество

Содержание

Готово ли общество принять детей с особенностями здоровья

Особенные дети, как помочь им стать обычными, и готово ли к этому общество
В этом учебном году в Симферополе девятый класс заканчивает первый ребёнок с ограниченными возможностями здоровья (далее ОВЗ), обучавшийся по системе инклюзивного образования. А это значит, что можно будет давать первые оценки эффективности такой системы в крымской столице.

Каковы они будут, а также как в современном обществе развивают и обучают особенных детей, которых, к сожалению, с каждым годом становится всё больше, мы рассуждали с родителями и профильными столичными специалистами. Каждый ребёнок в России имеет право на образование.

Фото из архива «Крымской газеты»

Методист информационно-методического центра в Симферополе Ирина Самойленко уверена, что девятиклассник, о котором мы рассказали выше, сможет поступить в средне-специальное учебное заведение.

– У нас только в этом учебном году будет первый результат, так как инклюзия только доросла до девятого класса, – уточняет Ирина Викторовна. – Наш первый выпускник в девятом классе.

Специалист отмечает, что система коррекции нарушений у детей с ОВЗ даёт им возможность стать полноценными членами общества.

– Я работаю в специальной школе-интернате для детей с нарушениями зрения. В прошлом году у меня было шесть выпускниц, и все шесть поступили в высшие учебные заведения, одна – в МГУ. Это должная коррекция в течение двенадцати лет, – рассказывает наша собеседница.

– В школе для детей с ограниченными возможностями здоровья «Злагода» дети идут в средне-специальное учебное заведение – есть в Симферопольском колледже сферы обслуживания и дизайна инклюзивные группы.

В данном колледже реализована доступная среда для обучающихся различных нозологий.

Как отмечает Самойленко, такого результата можно добиться в случае, если ребёнку подобрана соизмеримая с его индивидуальными особенностями и возможностями образовательная программа.

– Закон об образовании предписывает, что необучаемых детей нет, все должны получать образование, а для обучающихся с ограниченными возможностями здоровья – создаваться специальные условия. Это доступная среда, средства обучения и воспитания, адаптированная программа, сопровождение образовательного процесса дефектологами, логопедами, психологами, тьютором.

Не замыкайтесь в себе

Сегодня родители, законные представители детей с ОВЗ могут самостоятельно выбрать форму
обучения для ребёнка с ограниченными возможностями здоровья. Это либо уже указанные выше инклюзивная форма (в общеобразовательной школе либо детском саду), коррекционная школа, либо обучение на дому по медицинским показаниям.

– Процедура такова: родители, законные представители обращаются в психолого-медико-педагогическую комиссию (далее ПМПК), где специалисты проводят обследование, дают рекомендации по программе обучения и воспитания, присваивают статус ребёнка с ОВЗ, – рассказывает Ирина Самойленко.

– Задачи ПМПК – прописать спецусловия, подтвердить либо опровергнуть статус и написать программу, по которой будет учиться ребёнок. То есть родители получают коллегиальное заключение: они вправе либо показывать его в образовательном учреждении и создавать условия, либо не показывать.

Если родитель решил: да, он хочет, чтобы эти условия были созданы, он подаёт документы в образовательную организацию.

Вместе с тем, по её словам, большинство родителей особенных детей обращаются к специалистам в полной растерянности, не зная в том числе, какую форму обучения выбрать.

– У нас общество трансформируется, но медленно. И одна из бед – нет информационной доступности для родителей. Некоторые из них зачастую не знают, куда обратиться для помощи, совета, – говорит Самойленко.

Сегодня в этом очень помогают общественники. Например, в Крыму уже несколько лет работает Республиканская общественная организация родителей детей-инвалидов «РОСТ», которая в том числе оказывает консультативную помощь родителям детей с ОВЗ. В прошлом году «РОСТ» получил президентский грант на реализацию своего проекта по социализации семей с особенными детьми.

– Социальная изоляция происходит не столько потому, что вроде мир отвернулся, не всегда. Иногда семья замыкается сама на себе. Не всегда есть возможность получить квалифицированную помощь не потому что её нет, а потому что не знают, где, как, куда идти, – говорит глава общественной организации Светлана Сахарова.

Ирина Самойленко добавляет, что сегодня специалисты и чиновники стараются найти подход и рассмотреть каждый случай индивидуально. На базе центра, где работает Ирина, обучают педагогов для работы с детьми с ОВЗ, создан консультационный центр для педагогов и родителей. Растёт число тьюторов для работы с детьми по форме инклюзивного образования.

Не пишет, но понимает

Мама третьеклассника с диагнозом ДЦП (село Урожайное Симферопольского района) отмечает, сегодня даже в её родной школе в Урожайном гораздо больше возможностей, в том числе для работы с особенными детьми.

– Сейчас у нас два дефектолога, психолог и возможностей у нашей школы намного больше, чем было раньше. Девочки ходят к надомникам – тяжёлых деток, к сожалению, с каждым годом прибавляется, – отмечает женщина.

Вместе с тем самой ей, видимо, как и другим, сложно определиться с правильным подходом в обучении ребёнка.

– Сейчас ребёнок-надомник должен справляться на уровне со своим классом: экзамены, контрольные – всё наравне с другими. При этом учитель даёт одну тему, а родитель дома должен дать ещё две, – рассказывает женщина.

– Чтобы организовать ребёнка, мы посещаем школу: встаём, одеваемся, приходим, сидим, но индивидуально – не в классе. Сейчас меня волнует вопрос, может быть, его посадить в класс, так как устные предметы он тянет, а письменные нет.

Моя школа сказала: нет, но, как я выяснила, это всё решается выше, не к директору школы надо идти, а туда, где мы проходили ПМПК, возможно, проходить её заново. Всё это ещё не введено, и нужно решать.

Понять и принять

Многие помнят нашумевшую историю, когда в Ялте четырёхлетнюю девочку-аутиста якобы не пустили на утренник в детский сад, чтобы она «не портила праздник». И хотя в Министерстве образования и науки Крыма эту информацию опровергли, сообщив, что девочка просто была простужена, таких инцидентов по стране, к сожалению, достаточно.

– У нас таких случаев не возникает, – говорит Ирина Самойленко. – Мы проводим профилактическую работу с педагогами, родителями, все конфликтные ситуации решаем в диалоге. Ежегодно в городе в апреле проводится Неделя инклюзивного образования «Разные возможности – равные права».

Как правило, конфликтные ситуации у участников процесса возникают всё из-за той же низкой информированности об инклюзивном образовании. Присутствует страх неизвестности. Когда людям разъясняют закон об образовании, структуру, как будут проходить уроки, как правило, эти страхи проходят.

– На моей практике было одно обращение родителей, но хватило один раз провести родительское собрание. После общения мы с родителями пришли к выводу, что наличие тьютора в классе – это только плюс, потому что вместо одного учителя появляется два, – говорит специалист.

В целом, по словам Самойленко, общество ещё привыкает к инклюзивной системе образования:

– Когда четыре года назад я начинала заниматься проведением семинаров с педагогами по обучению работе с детьми с ОВЗ, первые 15 минут они высказывали свои страхи, неуверенность в инклюзивной форме образовании.

Сейчас у нас семинары трансформировались, и мы стараемся изучить какие-то новые методики, обмениваемся педагогическим опытом.

То есть педагогическое сообщество постепенно зреет к тому, что мы обучаем таких детей, и мы готовы их обучать.

Дать ребёнку шанс

Один из залогов успешного развития ребёнка с особенностями здоровья – это определение правильного образовательного маршрута. И, к сожалению, на этом этапе часто возникают трудности.

– Мы часто сталкиваемся с проблемой, что в коллегиальных заключениях ПМПК не всегда корректно прописаны специальные условия. А ведь исходя из него нам надо прописать адаптированную программу. И какая это будет программа? Вот это сейчас самая большая сложность, – констатирует Ирина Самойленко.

– У психиатров есть такое понятие – дать ребёнку шанс, когда есть разница между умственной отсталостью и задержкой психического развития. Если первый случай не корригируется, то задержка психического развития при должном уходе развивается очень быстро. Это две совершенно разные программы.

И когда мы тратим время на программу, которая не подходит, и потом переписываем, время на коррекцию бывает упущено.

То есть, по словам специалиста, сегодня существует серьёзная проблема отсутствия взаимодействия ПМПК и медицины.

– У нас специалисты по ПМПК не присутствуют на заседаниях МСЭ (медико-социальная экспертиза. – Ред.), и наоборот. Вот это взаимодействие нужно налаживать, – говорит Самойленко.

Из общения с ней можно сделать выводы, что адаптация особенных детей к окружающему миру зависит не только от родителей и таких специалистов, как она, но и внимательного подхода ответственных служб и понимания нас с вами, ведь все мы люди.

Источник: https://gazetacrimea.ru/news/gotovo-li-obshestvo-prinyat-detei-s-osobennostyami-zdorovya-31722

За бортом. Проблемы социализации «особенных» детей

Особенные дети, как помочь им стать обычными, и готово ли к этому общество

2 апреля отмечается Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. К большому сожалению, на то, что обществе есть дети-аутисты, принято закрывать глаза.

Что может государство предложить семьям, в которых растут такие дети? Только полную ограничений жизнь в специализированных интернатах. Проблемы социализации детей-аутистов пока целиком лежат на их родителях: все зависит от их энергичности и энтузиазма.

Но, наверное, в наших силах открыть глаза на существующую реальность и помочь… хотя бы самим себе?

Общество и дети-аутисты

Под социализацией понимают навыки жизнь среди людей и способность вести себя в соответствии с законами и традициями общества. Как происходит процесс социализации у обычных детей? Практически незаметно для родителей и окружающих взрослых. Психика ребенка в раннем возрасте устроена так, что быстрее всего он обучается, копируя.

Родители, имеющие погодков или детей с небольшой разницей в возрасте, могут вспомнить немало забавных историй, когда младший сын или дочь копировали поведение старшего.

Иногда такое «обезьянничанье» доходит до смешного, и младший ребенок пошагово повторяет за старшим все движения, ужимки и гримасы… Точно также дети копируют манеру поведения взрослых и, незаметно для самих себя, обучаются правилам общественной жизни.

И происходит это естественно, само по себе, без какого-то ни было напряжения.

Аутичный ребенок лишен способности к спонтанному копированию. От таких детей не нужно ждать непосредственных повторений. И поэтому детей-аутистов приходится учить тому, что обычные дети осваивают без специального обучения. Это очень простые вещи: есть при помощи ложки, а не руками, закрывать двери, открывать и закрывать ящики стола, обуваться, надевать пижаму…

Причина такого поведения аутистов — изначальные природные нарушения процесса взаимодействия с окружающим их миром. И степень этих нарушений может различной.

Кто-то из аутистов выбирает для себя игнорирование всего, что случается вокруг, не замечает происходящих событий, и особенно тех, которые требуют немедленной ответной реакции или включенности в действие.

А некоторые аутисты вообще отвергают существование окружающего мира, старательно отгораживаясь от него.

Практически всегда эти особенные дети воспринимают попытки вторжения в их собственный внутренний мир как сильное напряжение или даже трагедию. Поставить себя на место аутистов не так сложно, как может показаться на первый взгляд.

У каждого в жизни бывали ситуации, когда чужое внимание к собственным проблемам очень сильно раздражало, и мы делали все, чтобы отгородиться от «лишних» контактов.

Более того, некоторые психологи убеждены, что от избыточного, на взгляд аутиста, общения он испытывает настоящую боль!

Чтобы ребенок с аутизмом социализировался, то есть научился жить в обществе и умел получать от этого удовлетворение, не требуется дорогостоящих препаратов и медицинских приборов. Для таких детей, прежде всего, необходимы люди.

Обыкновенные добрые люди, которые осознают истинную природу «ненормального» поведения аутистов и готовы с ними общаться.

Ну и конечно, нужно, чтобы члены общества разделяли гуманистический подход к личности, были готовы принимать «других» и считали их абсолютно полноценными.

Из чего слагается обучение жизни в социуме

Мы понимаем, что обучать ребенка чтению или счету нужно раньше, чем письму. Причина этого в том, что мышцы руки в раннем детстве еще не достаточно крепкие и развиваются лишь к определенному возрасту.

Точно также взрослым необходимо осознавать, что самым лучшим временем для обучения аутистов является дошкольный возраст.

Тем навыкам, которые можно сформировать в раннем детстве, практически невозможно обучить аутистов-школьников.

Пока ребенок мал, его вполне можно научить правилам поведения и нормам жизни в социуме, которые потом всю жизнь будут помогать ему понимать окружающих людей, самостоятельно принимать решения и выстраивать свое поведение.

Основой любого взаимодействия с «особенными» детьми является индивидуальный контакт и доверие между педагогом (родителем) и ребенком. Взрослый — это тот, кто всегда готов взять на себя ответственность за ситуацию и судьбу другого.

И задача взрослого при взаимодействии с аутистом — это знание, что ребенок предпочитает, к чему он тянется, а чего он боится и избегает. Весь процесс обучения «особенных» детей строится строго из интересов ребенка и его природных возможностей.

Не получается сегодня — получится завтра.

Любое обучение складывается из небольших шагов. И на этом пути бывают ямы и достижения. Победы ребенка-аутиста никогда не следует оставлять без внимания. Любой верный шаг нуждается в поддержке и поощрении. Поэтому ребенка нужно чаще хвалить, всеми способами стимулируя его активность.

Одна из главных ошибок в обучении «особенных» детей — спешка. У каждого ребенка-аутиста — свой путь и свои темпы. Сравнивать его с другими детьми — бессмысленно. И поэтому никогда не нужно спешить и добиваться результата любой ценой.

Для «особенных» детей процесс не менее важен, чем результат. Именно этому стоит у них учиться. В повседневной жизни нам ой как не хватает осознанности.

Мы давно привыкли измерять мир «временем», «рекордами» и «успехами», совершенно игнорируя все, что происходит попутно — то, из чего, собственно, и складывается сама жизнь.

Конечно, мы не можем быть уверены в том, как видят мир аутисты, на 100%. Но чтобы хотя бы примерно представить себе это, вспомним замедленное кино.

За что мы любим повторение финиша спортсменов-бегунов или медленное воспроизведение прыжка гимнаста? За возможность разглядеть детали, которые ускользали от нашего внимания при обычном темпе жизни.

Мы обожаем замедленный просмотр за то, что можем «прочитать» мельчайшие эмоции человека в очень напряженный для него момент. Или представим себе художественное кино. Кадры, когда события происходят медленно, а камера фокусируется на какой-то одной детали…

Восприятие аутиста кардинально отлично от нашего. Оно происходит и в другом темпе, и с иными «акцентами». Поэтому обучая такого «особенного ребенка», никогда не нужно спешить. Избыточность информации, как и ее эмоциональный накал, не ключи к успеху. Гораздо эффективнее идти от простого к сложному, шаг за шагом добиваясь прогресса в простом действии.

Чтобы ребенку было проще усваивать то, чему мы хотим его научить, нужно давать подсказки. Очень важно на первых порах даже брать детские руки в свои и делать ими нужные действия, помогая малышу понять, чего от него хотят. А потом, когда ребенок начнет осваиваться и станет более самостоятельным, такие подсказки постепенно убирают и сводят на нет.

Учитывая необычность восприятия аутистом любой ситуации, взрослый должен стараться контролировать свою речь. Она должна быть простой, дозированной и перемежаться паузами. Не нужно говорить «сразу обо всем», употреблять много вводных слов и отвлекаться на темы, не имеющие к процессу обучения прямого отношения. То есть, занимаясь с ребенком-аутистом, нельзя создавать речевой «шум».

И последнее, когда идут занятия, обстановка вокруг должна напоминать «киношную». Вокруг ребенка нужны только те предметы, которые имеет отношение к обучению. Это касается и звуков. Поэтому посторонний шум следует исключить или минимизировать.

Готово ли общество?

Случилось так, что даже те, кто профессионально занимался с людьми с особенностями поведения (педагоги, психологи, медики и психиатры), не сразу поняли, что такое аутизм, и научились ставить верные диагнозы. Поначалу это явление совершенно не было изучено. Да и сегодня, когда в мире уже накоплен большой опыт взаимодействия с аутистами, знаний об проблемах «особенного» поведения все еще мало.

Большинство людей не информировано о внешних проявлениях аутизма и специфике общения с такими людьми. Посмотрим новостную передачу по телевидению. Большая часть потока информации касается мира криминала и происшествий. В виде исключения мы можем услышать что-то о проблемах защиты животных. Но ни слова — об аутистах.

Может показаться, что масштабы этого явления незначительны. Отнюдь! По статистике ВОЗ (2012 год) из 88 человек один рождается аутистом. Это очень много.

С такими людьми мы, может быть, не подозревая об этом, сталкиваемся каждый день в повседневной жизни — когда заходим в магазин или едем на транспорте на работу. Аутисты — часть нашего общества, они не менее нужны нам, чем мы — им.

Людям просто необходимо проявлять гуманистический подход по отношению друг к другу, иначе человеческое общество не выживет. Зрелость социума не рождается сама по себе, а складывается из зрелого отношения к жизни каждого его члена.

Если мы встретили взрослых, чьи дети ведут себя «неадекватно», стоит ли отводить глаза, а тем более раздавать оценки? Разве «другой» человек обязательно посягает на наши ценности и моральные установки? Он просто другой и имеет право на жизнь, как и мы сами.

Взрослые, воспитывающие детей-аутистов, нуждаются в нашей поддержке и человеческом отношении, ведь их дети совершают первые шаги в нашем обществе и только учатся жить среди людей. Если мы хотим оказать помощь, наверное, стоит не стесняться предложить ее. Пусть не конкретным делом, а просто добрым взглядом и дружеской улыбкой. Возможно, это сделает счастливей нас самих.

Источник: https://www.matrony.ru/deti-s-autizmom-problemyi-sotsializatsii/

«Господь дает особых детей особым людям»

Особенные дети, как помочь им стать обычными, и готово ли к этому общество

Майе Власовой девять лет, у нее синдром Аспергера – высокофункциональный аутизм. Но если видеть в этом не проблему, а новые горизонты, то жизнь семьи с особым ребенком будет не тягостной, а творческой.

Мы все привыкли жить по продуманному сценарию, но если в семье ребенок с особенностями, то приходится думать, как говорят англичане, «вылезая из коробки», то есть дерево – не только дуб, поэт – не только Пушкин, бывают другие деревья и другие поэты. Есть, допустим, геометрия Евклида, а есть – Лобачевского, которая сложнее и с заковырками.

Жизнь с особенным ребенком – это особая кривая развития семьи, заранее ее определить и запрограммировать невозможно. Естественно, везде есть свои сложности, но со временем становится понятно, как со всем этим взаимодействовать, и потихоньку даже самые тяжелые препятствия превращаются в обычную рутину.

Первые подозрения на особенность Майи начались в 2,5 года – было странно, что она почти не говорит. Хотя Майя смотрела в глаза, чего обычно у аутистов не бывает.

Майя никогда не была ласковой, но мы это списывали на своеобразие характера. Она плохо воспринимала речевые команды, например: «Пойди в комнату и принеси красную шляпу», Майя не понимала, а шляпу приносила только при подсказке жестами.

Хотя родственники убеждали, что всё в порядке, мало ли как бывает.

Я решила отдать ее в садик, ведь как обычно родители рассуждают – отдадим в детсад, и там ребенок быстренько научится говорить и общаться. Майе нравилось быть среди детей.

Она особо с ними не играла, в основном сидела и рисовала, но дети к ней относились хорошо – это же такая загадка, когда ребенок необычный. Кстати, они хорошо понимали объяснения, почему Майя не разговаривает.

Я им сказала, что бывают дети, которые плохо видят, плохо слышат, и бывают, которые плохо общаются.

Но там начались довольно большие проблемы, хотя сад был очень хороший, воспитательница тоже замечательная. Именно она первая сказала нам, что, похоже, у Майи аутизм.

«Пусть это будет твое!»

У меня, как у всех, переживающих трудную жизненную ситуацию, сначала было отрицание очевидных проблем – я уговаривала себя, что ребенок всё перерастет, всё будет хорошо: «Вон у тети Маши дочка до пяти лет не разговаривала, а в шесть лет уже решала уравнения!» Были и злость, и агрессия, и жестокое самокопание. Потом начались вопросы: «ОК, а почему бы не ты? Почему, собственно, кто-то другой? Ты не самая глупая женщина в этом мире, ты понимаешь, что такие вещи случаются. Ты сильная, ты справишься! Пусть это будет твое!»

И на этапе проживания злости и агрессии вдруг пришло полное принятие ситуации.

Сейчас, когда меня просят дать совет, я в первую очередь рекомендую родителям детей с аутизмом расслабиться: «Видимо, Бог хочет вам открыть какие-то новые горизонты жизни.

Вообще, у каждого особого ребенка свои проблемы, внутри нормы-то какой коридор, а аномалии вообще безграничны. Не стоит оглядываться на других, примериваться к чужим историям. У каждого своя история».

Есть английская пословица: «Господь дает особых детей особым людям». Мне это помогает в моменты эмоционального спада: ну как же, я же speсial, вот и ребенок у меня особый.

Когда в семье ребенок с аутизмом, нужно ломать сложившиеся в голове стереотипы, и эта ломка системы меняет и родителей, причем в лучшую сторону.

Конечно, случаются происшествия, о которых и говорить не хочется, но часто вокруг особого ребенка эволюционирует вся семья – это не только родители, но и бабушки-дедушки, которые жили еще в Советском Союзе, где вся система была построена на выживании сильных, а «сломанному винту» место было только на помойке.

Я сама стала намного мягче, терпеливее, терпимее к другим. Те, кто меня не видел несколько лет, говорят, что я стала добрее, понятливее, неторопливее.

Человек в скорлупе

Когда я поняла, что с Майей точно что-то не так, мы начали ходить по специалистам. На тот момент, шесть лет назад, система диагностики и обрабатывания детского аутизма была в совершенно зачаточном состоянии. Врачи говорили разное, кто-то предполагал, что ребенок всё перерастет, кто-то прописывал жуткие препараты, которые я не рисковала давать ребенку.

Как-то я поделилась проблемой с бывшей коллегой, и она мне посоветовала: «Мы через всё это проходили, у каких специалистов только не были, иди в «Логомед», там помогут точно». Мы попали в медицинский центр «Логомед», когда Майе было шесть лет.

Там ее качественно диагностировали, прописали системное лечение, провели реабилитационные мероприятия, и у Майи наступило заметное улучшение – она стала послушной, перестала сильно расстраиваться и закатывать истерики, стала наконец-то называть меня мамой.

Конечно, жаль, что это не произошло раньше.

И так потихоньку мы продолжаем жить. Папа очень любит Майю, буквально пылинки с нее сдувает. Но главное – он оказывает очень мощную поддержку.

Идем в школу

Успехи и трудности в учебе

Когда к чему-то прикладываются большие усилия, то достижения кажутся не обычными, а очень значимыми. Когда Майя проходила тестирование в школе, я страшно за нее переживала, и когда она эти тесты прошла, у меня была эйфория!

Майя учится в инклюзивной школе святого Георгия Победоносца, это вальдорфская система образования, математику и русский язык там преподают увлекательно, через картинки. К тому же занятия начинаются в 9.30, то есть ребенок успевает проснуться.

Я Майю вожу ко второму уроку, потому что первый урок – музыка. Детям раздают флейты, они, понятно, в ноты не попадают, а у Майи от природы очень хороший слух, и от фальшивых звуков у нее истерика. Это воспринимается ею как нарушение порядка, и соответственно, возникает расстройство. И мы с учительницей договорились, что будем приводить Майю ко второму уроку, к 10.15.

До кризиса 2014 года школа, к сожалению, всё время переезжала. Есть еще много людей «с квадратной головой», которые считают, что особые дети несут какую-то угрозу. Однажды жители близлежащих к школе домов написали жалобу, что они боятся этих детей. Это особенно странно, потому что большинство учеников в этой школе – обычные дети.

Человек в себе

Я бы всех особых детей, независимо от состояния, определила в первую очередь как добрых. Наверное, у них какие-то особые барьеры не впитывать извне зло.

Майя – человек в себе. Она не очень-то делится своею любовью. Обнимаешь ее, она тебя отталкивает. Но если Майя сама захочет обниматься, то она придет, пообнимается. Всё равно ребенок чувствует, что его любят, поддерживают. Я как-то сказала ей: «Когда же ты со мной поговоришь? Я ведь совсем не знаю, что у тебя в голове!» Она посмотрела на меня и ответила: «Мам, скоро!»

Когда мои подруги жалуются, что их дети, ровесники Майи, вскрывают им мозг своими «почему», я каждый раз думаю: как бы я была счастлива, если бы Майя хоть чуть-чуть повскрывала мне мозг! Видимо, она пока не готова. Когда это произойдет, я буду очень рада.

Нельзя сказать, что Майя вообще замкнута – если ей что-то надо, она общается. Можно 150 раз спросить, как дела в школе, она только на 151 раз ответит: «Нормально!» Да, она такая.

Нам же тоже не нравится, когда к нам пристают с глупыми вопросами.

Но если ей что-то надо, а особенно если что-то очень не нравится или не хочется, она может сказать полную фразу: «Мама, я не хочу идти к доктору, я боюсь!»

Синдром Аспергера

У Майи диагностирован синдром Аспергера. Это высокофункциональный аутизм, он определен у многих известных людей, у многих великих ученых. Тот же Эйнштейн и Билл Гейтс – люди с синдромом Аспергера.

Надо отметить, что тут признаки аутизма проявляются с полезной стороны – обычный человек не будет тщательно ковыряться в каждой цифре, каждой запятой. На армию Израиля работает целый батальон аутистов – смотрят на экран радара. Нормальный человек лишнюю точку не заметит, а аутист обязательно вычислит.

Вообще-то они очень полезные люди, им не нужно общение, их ничто не отвлекает от занятий, сидят в своей скорлупе и творят. Как будто с другой планеты!

Скоро мы уезжаем жить в Великобританию, мужа пригласили туда работать. Там мощная государственная программа обучения и реабилитации особых детей. И диагноз «детский аутизм» действует до 25 лет, это дает им возможность социализироваться и многому обучиться. Вместо инвалидов там выращивают совершенно полноценных членов общества, которые будут налоги платить, а не пособия получать.

В Центральном детском магазине, Москва

Новая раса, которая спасет мир

Основные сложности для нас, родителей, в том, что Майя не рассказывает, что с ней происходит. Если она расстроена, она просто плачет. Мало того, что за нее тревожно и больно, она еще и не дает обнять себя. Я ей всё время повторяю: «Майечка, я рядом, я тебя люблю, я всегда готова тебе помочь!» И мы стали уже понимать, что если ей комфортно, то ей лучше побыть одной.

У Майи есть планшет с разными приложениями, и она сама научилась читать. Я узнала это случайно – как-то увидела ее с книжкой в руках, которую она по слогам, но читала сама. Все пазлы и игрушки она собирает без инструкций. Анекдот про ребенка, который до десяти лет молчал, а потом выдал «Сахару добавь» – наш семейный, это совершенно про нас.

По статистике сейчас на каждые 50 новорожденных один ребенок рождается с особенностями аутистического спектра.

Что это? Новая раса, которая спасет мир? При нынешней инфомании и массовом зомбировании, с аутистами это не пройдет, вот невольно и думаешь – может, это Божья помощь человечеству? На них совершенно невозможно влиять, они никогда не будут маршировать строем.

Заставить их невозможно, можно только убедить. У Майи на любое давление и директиву от кого бы то ни было реакция «почему?», и пока она не услышит объяснение, которое ее удовлетворит, к делу не приступит.

Самый приятный для дочки подарок – карандаши, фломастеры. Многое понятно про Майю через ее рисунки, наверное, это ее способ общения с нами. Главное – они радостные, цветные. Вообще, я могу сказать точно, что Майя – счастливый ребенок. И мы очень счастливы, что она у нас есть.

Радуга

Лось Аристотель и дятел Тюк-Тюк из м/ф «Бумажки»

Рабочий и колхозница

Сказка

Отношения

Беседовала Тамара Амелина

Источник: https://www.pravmir.ru/gospod-daet-osobyih-detey-osobyim-lyudyam/

Уроки доброты: как говорить с ребенком об особенных детях

Особенные дети, как помочь им стать обычными, и готово ли к этому общество

Маленький человек каждый день совершает открытия и узнает мир в его многообразии. И однажды он увидит, что в этом мире есть девочки и мальчики, отличающиеся от него, — те, кого мы, взрослые, называем детьми с особенностями развития.

Как говорить с ребенком о таких детях? Как научить его правильно к ним относиться и что значит «правильно» в этом случае? На эту непростую, но очень важную тему, требующую особо деликатного подхода, рассуждает детский психолог Светлана Пятницкая.

Светлана Пятницкая, дошкольный педагог, детский и перинатальный психолог, автор образовательных программ для детей дошкольного возраста

Дети и толерантность

Воспитание гуманных чувств и отношений — процесс сложный и противоречивый. Умение сочувствовать, сорадоваться, сопереживать в возрасте от рождения до школы лишь закладывается. Вместе с тем ребенок дошкольного возраста открыт к такого рода отношениям.

Родителям следует помнить о том, что в своих высказываниях дети бывают слишком строги, даже жестоки по отношению к тем, кто отличается от них внешностью, поведением, внутренним миром.

С одной стороны, взрослые должны принимать во внимание детский максимализм.

С другой — приучать детей быть более терпимыми друг к другу, воспитывать в них толерантность, то есть терпимость к чужому образу жизни, мировоззрению, обычаям, поведению.

Как воспитать в ребенке толерантность и эмпатию? Для этого желательно использовать практические методы, которые позволяют научить малыша способам действий. Но прежде чем рассказать об этом, я хочу заострить внимание родителей на одном очень важном аспекте.

Любые наши советы и указания детям не приводят к результатам, если мы сами не ведем себя соответственно.

Если мы хотим, чтобы наши дочери и сыновья не только на словах, но и на деле терпимо относились к тем, кто отличается от них, мы сами должны проявлять эту терпимость.

Невозможно научить ребенка способам такого поведения, если мы не показываем ему пример для подражания, а только говорим, что надо принимать других людей с их особенностями.

Кроме того, нельзя раз и навсегда заложить в ребенке толерантность, если он не принимает сам себя, со всеми своими плюсами и минусами, особенностями и чертами характера. Очень важно, чтобы он был эмпатичен в первую очередь по отношению к самому себе, и чтобы его принимали родители. Только тогда он сможет быть искренним к другим, принимать и понимать их.

Важно создавать условия для проявления нравственных качеств, терпимости и эмпатии, в отношении друг друга и остальных людей. Как это делать?

Отвечайте на прямые вопросы честно

Нередко дети застают нас врасплох вопросами: «А почему этот мальчик едет на коляске?», «Зачем этот ребенок опирается на палку?», «Почему эта девочка не говорит и странно двигается?» Обычно родителей это приводит в замешательство. Нам становится неловко, что эти самые дети, о которых идет речь, и их родители услышали этот вопрос, мы прячем глаза, стараемся перевести тему, бурчим что-то невнятное.

Что можно сказать: «Такое бывает: у человека мог произойти несчастный случай — он упал и повредил какую-то часть тела. Теперь ему необходима помощь для того, чтобы передвигаться.

Если его ноги перестали его слушаться, он использует коляску или трость, чтобы иметь возможность передвигаться»; «Когда малыши появляются на свет, они не могут ходить, им приходится со временем учиться делать свои первые шаги.

Эта девочка не может научиться ходить так, как ты, потому что так устроен ее организм».

Проявляйте доброту

Очень важно на собственном примере показывать и разъяснять, как можно выражать сочувствие, сопереживание, отзывчивость и доброту к окружающим людям, природе, себе самому. Какие у вас отношения в семье, видит ли ребенок, что мама и папа добры друг к другу? Уважительно ли вы общаетесь с пожилыми родственниками?

Действуйте соответственно возрасту ребенка

Если вашему малышу нет и года, очень важно демонстрировать по отношению к нему любовь и заботу, употреблять ласковые слова, хвалить, обучать способам проявления доброжелательности (улыбаться) и способам сочувствия и внимания (здороваться, прощаться, благодарить за проявленную заботу, пожалеть плачущего). Безусловно, это нужно делать в любом возрасте, но именно в ранний период все это особенно важно.

В период от года до трех ребенок восприимчив к оценке взрослого и быстро усваивает, что вызывает положительную и отрицательную реакцию мамы или папы. Будьте последовательны и открыты в выражении чувств.

В 4−5 лет у ребенка происходит постепенное осознание нравственных ценностей. Полезно предлагать ему искать ответы на такие вопросы: «Посмотри на этого человека. Как ты думаешь, почему он грустит? Как можно его успокоить?»

Не менее полезным будет и поиск решения таких вербальных логических задач: «Как бы ты поступил, если бы увидел на улице человека, который не умеет ходить или говорить?»

В 6−7 лет детям становятся доступны этические беседы на основе литературных и произведений искусства. Ребенок способен понять, что может испытывать, чувствовать другой человек.

Обращайтесь к его собственному опыту: «Помнишь, как ты почувствовал себя белой вороной, когда проявил свою точку зрения? Люди с особенностями могут испытывать нечто подобное.

Как можно помочь смягчить их непохожесть на остальных? Как можно сделать так, чтобы они не ощущали эту разницу очень остро?»

Подберите материал

Попробуйте организовывать педагогические ситуации, в которых ребенок будет упражняться в положительном проявлении: читать книги и смотреть фильмы, обсуждая прочитанное и увиденное. Дети живо воспринимают мораль художественных произведений. Они способны к оценке поступков героев, если те ясно и однозначно выражают свою позицию.

Говорите об условности нормы

Норма — понятие подвижное, изменчивое, условное. Мы привыкли, что все люди имеют одну голову, две руки, две ноги. Все, что отличается, вызывает у нас удивление, иногда шок, раздражение. Это касается и таких категорий, как красота. В каждом историческом периоде были свои представления о прекрасном.

Посмотрите, например, на картину Бориса Кустодиева «Купчиха за чаем» и обратитесь к полотнам других художников, где изображены пышнотелые женщины. Поясните ребенку, что раньше именно они считались самыми красивыми. Спустя какое-то время первыми красавицами стали худые девушки.

Так менялись представления о норме.

История знала времена, когда инаковость оказывалась очень опасной. Люди с выдающимися способностями, которые отличались от представлений большинства, в лучшем случае не принимались обществом, порицались, в худшем — сжигались на костре.

Одно время считалось, что Земля лежит на спинах слонов, а те стоят на китах. Сейчас кажется смешным, что кто-то так думал, и даже не верится, что за идею о том, что Земля круглая, можно было поплатиться жизнью.

Об этом тоже стоит рассказать малышу.

Обратитесь к кино и книгам

Я очень советую всем родителям и людям, работающим с детьми, посмотреть документальный фильм Ольги Арлаускас «Клеймо». Снимавшийся там фотограф Владимир Мишуков говорит следующее: «Изначально есть неверное отношение к человеку. Отношение строится на сугубо внешнем определении.

Ребенку, когда он рождается, начинают объяснять, что такое человек: „Палка, палка, огуречик, вот и вышел человечек“. Описание человека для ребенка — голова, две руки, туловище, две ноги. Мне кажется, не с этого надо начинать. И надо быть готовым, что у человека может быть и три руки, и одна рука. И голова как-то по-другому устроена.

Начинать нужно говорить с того, что это душа… Сердце, заключенное в определенную оболочку, которая может быть очень разной».

Очень хороший художественный фильм — «Чудо» с Джулией Робертс по книге Ракель Паласио. Картина рассказывает о паре, у которой рождается особенный ребенок.

Существует немало прекрасных детских книг, которые помогают воспитать в малышах терпимость, эмпатию и просто доброту. Я рекомендую следующие произведения: «Что случилось с крокодилом» Марины Москвиной, «Гражданин, гражданка и маленькая обезьянка» Ким Фупс Окесон и Эвы Эриксон, «Невидимый слон» Анны Анисимовой, «Я слышу» Ирины Зартайской, «Привет, давай поговорим» Шэрон Дрейпер.

Есть много способов научить ребенка правильно относиться к людям, в том числе и детям, с особенностями, то есть не бояться их, не чувствовать и не демонстрировать пренебрежения и быть терпимым. Важно, чтобы и вы сами были толерантны, эмпатичны и служили для ребенка примером.

Источник: https://www.kanal-o.ru/parents/10218

liscaВ последнее время тема эта поднимается часто.И всё громче и чаще появляются комментарии подобного толка:

Я считаю, что дети-инвалиды создают плохой генетический фонд стране. Зачем растить аутиста или дауна, они ничего полезного обществу не сделают, это камень на шее у родителей, который даже говорить-то блядь не умеет.

Зачем нужен этот биомусор, по честному? Разбазаривать федеральные средства на их лечение? Лучше вперёд двигать науку! 85% аутистов и имбецилов рождается от наркоманов, когда случка двух зверей была под мухой, когда родители бухают и курят во время беременности.

Зато потом все форумы пестрят – ой, вот моя доча и я, её мама! Нам нужна помощь, у неё такая-то болезнь тра-ляля. И смотришь на фото и видишь пропитую мамашеньку с девкой на инвалидном кресле.

Что блядь за лицемерие??? Дети аутисты-дауны-инвалиды-дцп – порок общества, их нужно уничтожать в зародыше либо ликвидировать. Эвтаназия должна быть реабилитирована как метода. Я всё.

Мне удивляет даже не то, что люди начинают примерять на себя роль Б-га, а то, что, нихрена не смысля в вопросе, строят из себя профессоров в области евгеники. Уж они-то в курсе, как построить идеальное общество.

Выношу из коммента. По пунктам, почему автор коммента arkashavoronov и ему подобные – “полноценные” идиоты. Обращение к!

>>> Я считаю, что дети-инвалиды создают плохой генетический фонд стране.

Товарищи полноценные идиоты (ТМ), вы можете считать, что и как угодно, однако любой мало-мальски вменяемый человек в курсе, что дети-инвалиды практически никогда не создают семьи и не имеют потомство.

За исключением людей с ДЦП или лёгкой степенью аутизма, которые НИКАКОГО отношения к генетике не имеют и, как следствие, не могут влиять на генофонд.

>>> Зачем растить аутиста или дауна, они ничего полезного обществу не сделают, это камень на шее у родителей, который даже говорить-то блядь не умеет.

Если б вы, адепты очищения общества, опять же разбирались в вопросе, то были б в курсе, что “особенности развития” имеют очень широкий разброс: от почти не заметных при правильном воспитаниии и вложении сил и средств до, увы, овощного состояния.

Социальная толерантность позволяет многим особенным детям жить в обществе вполне нормально, в том числе работать, пусть даже на низкоквалифицированной работе.

Человек с синдромом Дауна может быть, например, дворником, кладовщиком, фасовщиком, при этом его особенности не позволяют ему воровать, лгать, жульничать и филонить, в отличии от какого-нибудь “полноценного”.Люди с ДЦП – тема отдельная.

Многие получают великолепное образование и работают бухгалтерами, юристами, редакторами и т.п. на удалённой работе. Они создают семьи, и у них рождаются абсолютно здоровые дети.

Аутисты, которые смогли более или менее социализоваться, проявляют большой талант, например, в программировании, веб-администрировании, конструировании – в областях, требующих нудной кропотливой длительной работы и концентрации внимания, главное, чтоб меньше людей вокруг.Говорить и общаться с себе подобными им при этом не обязательно.
>>> Зачем нужен этот биомусор, по честному?

Если из ваших полноценных здоровых деток вырастет наркоман или убийца, то биомусором станет он. Более того, ваше здоровье и здоровье жён к рождению “особенного” ребёнка зачастую отношения имеют ровно ноль.

>>> 85% аутистов и имбецилов рождается от наркоманов, когда случка двух зверей была под мухой, когда родители бухают и курят во время беременности.

Аутисты и дети с синдромом Дауна рождаются у абсолютно здоровых родителей в семьях с прекрасным семейным анамнезом. ДЦП в подавляющем большинстве случаев связано с родовыми травмами, начиная с преждевременной отслойки плаценты и заканчивая наложением щипцов.

При этом, как ни печально, у алкашей и наркоманок частенько рождаются относительно здоровые дети. Удивительное рядом.Человек, который звездит, не утруждая себя получением элементарных знаний по теме, вызывает обычно снисходительную улыбку, если не начинает примерять на себя образ Б-га.

>>> Дети аутисты-дауны-инвалиды-дцп – порок общества, их нужно уничтожать в зародыше либо ликвидировать.

Патологии, связанные с трисомией хромосом и развитием нервной трубки, конечно, выявляются, и беременности такие обыкновенно прерываются. ДЦП проявляется после родов, иногда отнюдь не в первые дни, аутизм вообще раньше двух лет никто не возьмётся диагностировать.

И что? Лично вас, полноценных строителей идеального общества без пороков, пригласим малышей умерщвлять? Что-то, думается мне, ораторы свои дрожащие яички подберут и начнут лепетать что-нибудь о специально обученных людях и т.д.”Особенный” ребёнок – это прежде всего ребёнок. Он таким родился.

Иногда его особенности не имеют критичных последствий, иногда – это боль для родителей, иногда – для родителей и самого ребёнка.Всем нам хотелось бы, чтоб ни дети, ни родители не страдали, чтоб каждый малыш был здоров и счастлив, но жизнь сложна, подчас жестока.

Вы, глупые самоуверенные фашисты, слишком мало знаете, но слишком много говорите.

Жаль, что голоса ваши, громкие и визгливые, часто заглушают спокойные голоса тех, кто несёт свет, добро и любовь, кто проявляет понимание и терпение, кто готов помочь и поддержать, не требуя наград и громких благодарностей.

?

|

liscaВот есть, предположим, в вашем окружении человек, которого вы не выносите на дух. Он вроде бы вам никто, но регулярно встречается на всяких групповых мероприятиях. А вас от одного вида начинает подташнивать, а уж как рот откроет этот человек, так вообще хочется его дематериализовать каким-нибудь жестоким способом. Но никуда не деться, он здесь, никуда не дематериализовался, продолжает бесить вас.Как справляетесь? Как глушите антипатию? Как прикусываете язык, чтоб не съязвить и не ужалить? Ну, чтоб не нагнетать обстановку. Ведь человек как был, так и останется в условно обязательном круге. У меня один такой обещается вот через полгодика свалить куда подальше на ПМЖ. Как я рад, как я рад… Прям даже настроение поднялось.

Источник: https://lisca.livejournal.com/1641485.html

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.