Личный опыт: как победить рак и объединить пациенток в этой борьбе

«В 95% случаев рак можно вылечить, если попадешь к хорошему врачу, но для пациента это всегда лотерея…» Откровенное интервью онколога Андрея Павленко, который сам борется с раком

Личный опыт: как победить рак и объединить пациенток в этой борьбе

В марте 2018 года хирург-онколог Андрей Павленко, за 20 лет своего хирургического стажа в онкологии успешно прооперировавший около 2 тысяч человек, узнал, что у него самого агрессивная форма рака желудка.

Он решил публично рассказывать о своей болезни в проекте «Жизнь человека». Проект стал победителем всероссийской премии «Headliner года». Андрей продолжает и работать, и бороться с болезнью.

Он рассказал журналисту «Коммерсанта» о своем пути в медицину, о страшном диагнозе и ситуации в российском здравоохранении. 

Про свою болезнь

Став онкологическим больным, Андрей Павленко по-прежнему оставался руководителем онкологического отделения крупной университетской клиники в Санкт-Петербурге.

Но вдобавок к обычным обязанностям он начал вести блог, чтобы люди с аналогичным диагнозом знали обо всех осложнениях, которые могут их ожидать, и как с ними бороться. Он подробно рассказывает о своем лечении.

  В сентябре 2018 года после цикла из восьми химиотерапий, в результате которых опухоль уменьшилась более чем в два раза, Андрею Павленко была сделана операция. Врачи приняли решение полностью удалить желудок. 

Я точно знал, как себя вести и что нужно делать. Приступ отчаяния если и был, то буквально несколько секунд. Я же врач и с диагнозом «рак» сталкиваюсь каждый день. Отношение ровным счетом никак не изменилось. Как правило, мы рекомендуем начинать делать скрининг, направленный на выявление бессимптомных опухолей, начиная с 40 лет. А мне на тот момент было 39.

Во мне сейчас присутствуют многие признаки депрессивного состояния, но они, скорее всего, связаны с болезнью. Это характерно для шестимесячного периода после окончания лечения, я сейчас нахожусь в глубокой эмоциональной яме.

Я даже не ожидал такого эмоционального спада. Еще я похудел —  за неделю скинул два килограмма. Это последствия такого интенсивного периода, в котором мне нельзя пока находиться, с восьми утра до двенадцати ночи я был активен.

Был постоянно на ногах, так совпало.

53news.ru

Я никогда не был публичным человеком и не стремился к этому. Мне было очень сложно стать тем, кто рассказывает фактически обо всех своих мыслях в публичном пространстве. И, конечно же, непросто это не только для меня, но и для семьи. Что требовало дополнительных эмоциональных сил и энергии.

Но я понимал, что кто-то должен начать, публичная болезнь позволяет обнажить все острые моменты. Я ведь все-таки доктор и знаю, что мы должны делать. Многие скользкие и негативные моменты в нашей медицине, онкологии я и обнажил в процессе ведения своего блога.

Я знал, что это делать необходимо, и лучший повод, пожалуй, даже сложно было себе представить.

В профессиональном плане я действительно тороплюсь, я реально не знаю, сколько у меня времени. Потому что третья стадия, как говорят, это в лучшем случае 50 на 50. В реальности статистика более пессимистичная.

Я не чувствую над собой дамоклова меча, если можно так выразиться. Это не позволило бы мне продуктивно работать. Я пытаюсь об этом не думать. Я просто знаю об этом и пытаюсь делать то, что должен.

Я стараюсь жить максимально полноценной жизнью.

Мое отношение к больным, в общем-то, не поменялось с момента, когда я узнал о своем диагнозе. Оно всегда было сочувственным, я по-особенному относился ко всем своим больным и пытался вникнуть в проблему каждого, кто ко мне приходил.

Я не верю в чудо. Как доктор я не верю в такие вещи ни на своем примере, ни на каких-то других. Потому что прекрасно понимаю, что все, что происходит с больным, можно объяснить с точки зрения медицины. Отнимать у человека веру ни в коем случае нельзя.

Он должен верить, если ему так легче, это очень здорово. Это решение части проблем онкопсихологического сопровождения, когда вера в Бога или вера в чудо помогает больному находить силы для лечения. Доктор не должен вмешиваться в идеологические или религиозные убеждения человека.

А вот воззрения и мысли доктора пусть так и останутся при нем.

Про выбор профессии

С моим желанием стать врачом был связан такой эпизод, когда я был еще первоклашкой. У нас в школе была учительница музыки, которая очень интересно нам, совсем еще малолеткам, пыталась привить любовь к музыке.

Ставя какое-то произведение, она просила нас закрыть глаза и потом рассказать о том, что мы чувствовали, слушая. И это были очень классные ощущения. Однажды она поставила «Реквием» Моцарта. Это очень серьезное произведение, громоздкое, массивное для детского восприятия.

И она первой начала озвучивать свои ощущения: представьте себе, говорит, операционный стол, на нем лежит больной, и идет самая настоящая борьба между жизнью и смертью.

В финале «Реквиема» смерть, как мы знаем, победила. И вот тогда-то у меня возникло очень четкое неприятие случившегося: так быть не должно! И я сам себе сказал: хочу, чтобы побеждала жизнь! И я решил — вполне осознанно, я даже помню позу учительницы, как она стояла, когда все это рассказывала, эта картинка прямо сейчас даже всплывает у меня в мозгу — стать хирургом.

Я точно знаю, что никем бы не смог быть в этой жизни, кроме как хирургом. Так все и было: и денег не всегда было достаточно, и дома не так часто бывал, как хотелось бы. Это происходило на протяжении всей моей профессиональной жизни, но я к этому привык.

Важно же не просто быть хирургом, а еще и остаться при этом человеком. Сейчас многие хирурги так работают, что, являясь профессионалами в плане хирургических навыков, могут запросто сказать, что, если им не принесут определенную сумму, они не будут оперировать.

Для меня это всегда было неприемлемо.

Безусловно, были конверты, без этого моя семья не выжила бы, я этого не скрываю. Но все это было потом, после операции, а не преподносилось как обязательное условие. И даже если меня пытались убедить в том, что заплатят любые деньги, лишь бы я оперировал, всегда объяснял, что качество операции никак не может зависеть от толщины конверта.

Меня никто не учил общаться с больным. Нас, онкологов, вообще этому не учили, да и сейчас не учат. А разговаривать нужно уметь, тем более с человеком, которому страшно, который боится всего, что ты ему сейчас скажешь. В таких случаях крайне важен прямой визуальный контакт.

Пациенту не нужно, чтобы ты утыкался в бумажки и что-то там говорил на языке медицинском, ему непонятном. Он хочет видеть глаза врача, который объяснит ему все так, чтобы стало понятно. Объясняю, что бояться можно, нельзя паниковать! Важно получить от доктора все ответы на волнующие вопросы.

Пациент должен сам выбрать вариант, а врач обязан ему объяснить все положительные и отрицательные стороны этого направления.

Каким должен быть диалог между больным и доктором, во многом зависит от человеческих качеств обеих сторон, но врача всегда можно и нужно научить вести себя корректно и профессионально.

Про здравоохранение в России

Почему у нас не происходит прорывов в онкологии, я не знаю, не готов комментировать. Хотя наши молекулярные ученые действительно очень сильные. На Западе их берут на работу даже без подтверждения диплома. Мы, вероятно, просто остались на том же уровне, а мир за это время шагнул далеко вперед, в том числе и в методах лечения онкологических заболеваний.

Тем не менее 95% всех онколокализаций можно сегодня успешно лечить, и в России есть для этого и соответствующие клиники, и прекрасные специалисты, и лекарства. Но для пациента это всегда лотерея.

Попадет он к хорошему специалисту или не очень, знает ли тот современные стандарты лечения, выберет ли он правильную тактику или же равнодушно скажет, что ничем помочь нельзя? Вот это неверие пациента в то, что ему могут и хотят помочь, усугубляемое к тому же еще и самим страхом вследствие онкодиагноза, толкает людей на самые отчаянные шаги. Их, к сожалению, можно понять.

Если у человека уже есть на руках рекомендация о методе его лечения, а он не захотел лечиться, все вопросы к нему самому. Заставлять бессмысленно: мы не можем в приказном порядке отправлять всех на лечение.

Должны быть, безусловно, грамотное информирование и нормальные медиаресурсы. Чтобы человек мог вбить свой диагноз и первым ему не выскочил совет лечить тот же рак шейки матки содовым спринцеванием.

Но никакой Роскомнадзор не блокирует эти сайты! Вы бы знали, какую волну негатива я получил от таких лжецелителей, как только начал говорить на такие темы! Какие проклятия пишут на всех моих страницах в соцсетях.

Потому что они знают, что их должно смыть в первую очередь, если у нас наладится нормальное информирование по всем вариантам лечения каждого онкологического больного.

Коммерсант

У нас есть стратегия, которая принята и очень правильно декларируется. В ней говорится о глубокой информатизации здравоохранения. Это первое, с чего необходимо начинать. И это колоссальная работа, которая потребует невероятных финансовых и человеческих затрат.

Необходимо создавать единые регистры, госпитальные базы данных, чтобы все было понятно и прозрачно: вот этот хирург провел такое-то количество операций, у него за определенный период такое-то количество осложнений, такое-то количество летальных исходов. Если ввести такой регистр, то все будет автоматически подсвечено, кто есть хирург, а кто доктор просто на бумажке.

Как говорил академик Николай Амосов, не важно, кто ты, профессор или обычный врач, операционная всех равняет.

Но доктор не может принимать решения по варианту лечения. И если человек настроен на то, чтобы убедить врача в альтернативе, не надо его уговаривать. Человек должен принять решение сам, и, если он против, его не переубедить, надо его отпустить. Человек должен созреть для самостоятельного решения.

А если даже заставить его лечиться, то в случае неблагоприятного исхода, если будут какие-то осложнения, вы можете себе представить, что он будет о вас думать, что будут думать его родственники, случись что-то непредвиденное? Врач может принимать решения только в ходе операции, там все понятно, и это в сфере его компетенции.

Как выходцы из Советского Союза, мы привыкли перекладывать всю ответственность на государство, мы не привыкли решать свои проблемы сами, мы не хотим их решать.

Нам легче делегировать их кому-то, у нас такой менталитет, что не позволяет думать о будущем, прогнозировать и планировать его.

Новое поколение, которое выросло в современной России, уже другое, они больше заботятся о своем здоровье, более продуманно относятся и к питанию, и к образу своей жизни. Они думают о будущем, пытаются видеть наперед.

Во-вторых, то, что происходило в медицине 1990-х, продолжается и сейчас: срабатывает то же всеобщее убеждение: хорошего доктора народ прокормит. Ну да, у нас появился Фонд обязательного медицинского образования, мы туда складываем деньги.

Но по большому счету он не решает тех задач, которые должен решать. Это некая прослойка, которая аккумулирует колоссальное количество денег, но врачи и непосредственно государственные медицинские учреждения не получают достаточного финансирования.

Зарплаты докторов, особенно в регионах, оставляют желать лучшего. К тому же действительно существует некий регламент на прием больного, и врач обязан его соблюдать. В Санкт-Петербурге в онкодиспансере, например, это 12 минут.

Как можно человеку что-то объяснить в такой временной промежуток?

А если говорить о материальных проблемах, то врач-онколог получает в регионах 25–40 тыс. руб., я это знаю не понаслышке. Можно ли прожить на эти деньги достойно — большой вопрос.

Доктору надо жить, у него есть семья, дети, он должен ездить на конференции, на которые его никто бесплатно не отправит. У него нет даже возможности раз в год нормально отдохнуть всей семьей.

Я вот не был в отпуске шесть лет, не мог себе позволить, потому что не было денег, чтобы поехать всем вместе куда-нибудь.

Для сравнения, онколог-хирург среднего звена в США получает $250 тыс. в год. Если разделить эти деньги по месяцам и сравнить с зарплатой нашего специалиста, на порядок меньше выходит.

Это не садизм, это выгорание, когда человек не хочет общаться с пациентом, потому что его труд не ценится ни обществом, ни государством, это полное отсутствие интереса к тому, что ты делаешь, понимание того, что, что бы ты ни делал, ничего не изменится.

Источник: https://gubdaily.ru/blog/sociology/lichnyj-opyt/v-95-sluchaev-rak-mozhno-vylechit-esli-popadesh-k-xoroshemu-vrachu-no-dlya-pacienta-eto-vsegda-lotereya-otkrovennoe-intervyu-onkologa-andreya-pavlenko-kotoryj-sam-boretsya-s-rakom/

Победившие рак женщины помогают бороться с болезнью другим пациенткам

Личный опыт: как победить рак и объединить пациенток в этой борьбе

Октябрь – всемирный месяц борьбы против рака груди. Среди онкозаболеваний он стоит на втором месте по заболеваемости после рака желудка. Услышав диагноз “рак”, некоторые пациентки теряют сознание. Но победить болезнь можно.

И в этом женщинам помогают не только врачи, но и те, кто уже победил это заболевание. Одна из таких отважных женщин Айгуль Кулдаева открыла Школу пациентов, которая скоро будет работать при Национальном центре онкологии. Здесь под эти цели выделили отдельное помещение.

Помогают Айгуль другие пациентки, которые на своем опыте доказали: рак – не приговор.

Айгуль Кулдаева

Личная история

У нас в семье все – и родители, и бабушки-дедушки – долгожители. На долю моих родителей выпали тяжелые годы войны, но, тем не менее, они прожили долгую жизнь. Пока росла, даже не слышала слова рак. А потом все изменилось.

То ли по воле судьбы, то ли по другой какой-то причине, но тяжело заболел сын. Ему был 21 год. Сын хорошо учился, был спортсменом, прекрасно выглядел. И вдруг начал жаловаться на головные боли. Я его возила в больницу. Терапевты говорили, что это сужение, вегетососудистая дистония. Давали таблетки.

Но сыну было все хуже и хуже. Он начал слабеть и худеть. У него нарушилось зрение. Мы сделали томографию, которая показала, что у сына в затылочной части головного мозга небольшое пятно. Я этому не придала значение. А после консилиума врачей услышала диагноз “рак” .

Сказали, что нужно срочно делать операцию.

Я хотела увезти сына за границу. Но меня предупредили, что это очень опасно. Я решилась на операцию здесь. Ее блестяще провели прекрасные врачи. Сын в течение 2 месяцев чувствовал себя хорошо. Он ходил на перевязку, начал поправляться. Зажил другой жизнью.

Но, как как мне сказали позже, гистохимия показала, что рак у сына – очень агрессивной формы. Может быть, я даже благодарна врачам за то, что они мне не сразу сказали. Иначе просто не смогла бы дальше жить.

Буквально через 4 месяца после операции сын ушел. В тяжелых муках. Бессонные ночи. Его болезнь уносила и меня с собой.

В эти тяжелые дни у меня начинает болеть грудь. У каждой женщины есть мастит после кормления в виде кистозно-фиброзной ткани. И эта маленькая киста стала неправильно функционировать. Я стала задыхаться. И однажды нащупала шишку. Врачи сразу сказали, что надо ложиться на операцию. Для меня это было вторым ударом. Лечь на операцию я никак не могла: на руках умирающий сын.

После его смерти я легла в больницу, потому что мне надо было жить ради дочерей. С этого момента началась борьба.

Во время операции мне полностью удалили грудь. Я прошла химиотерпию. Лучевую терапию.

Я боролась изо всех сил. И победила. С тех пор свою жизнь посвятила борьбе с этой болезнью. В этом году моей победе три года.

Про Школу пациентов

Конечно, мы не врачи и не психологи. Мы пациенты, которые прошли все этапы болезни, которая, на первый взгляд, очень страшна. Но рак можно победить. Это мы и пытаемся донести до пациенток НЦО.

Слово “рак” настолько пугает, что некоторые просто не в состоянии самостоятельно выйти из кабинета онколога, ноги подкашиваются.

Когда ты слышишь диагноз и понимаешь, что надо срочно ложиться в онкоцентр, наступает тяжелый период. В этот момент можно натворить кучу ошибок. Многие стараются убежать от реальности, уходят в свой мир, чтобы не видеть и не слышать этих врачей. Идут к ясновидящим, ко всевозможным целителям, начинают самолечение и доводят заболевание до той стадии, когда лечение уже затруднительно.

Проблема в том, что у нас нет достаточного информационного освещения, передач, литературы… Поэтому мы пациентки приходим на встречи, даем интервью. Мы стараемся быть сильными женщинами, чтобы вести за собой остальных.

Я прихожу к женщинам в отделение и рассказываю, через что им придется пройти, чтобы победить. Что им предстоит долгое лечение. Около пяти лет займет реабилитационный период. У всех он проходит по-разному.

То, что мы победили, вдохновляет остальных. Видя нас – здоровых, полноценных женщин – все удивляются: “Вы – больные? Может быть, вы на себя наговариваете?”

Про жизнь после диагноза

Страх всегда будет. Мы с замиранием сердца приходим к врачу. Но не надо зацикливаться на заболевании. Я всегда говорю: “Надо забывать. Взять и выбросить. Тогда будет легче”. Женщину, которая постоянно думает о том, что у нее рак, эти мысли будет делать еще более больной. Все болезни от нервов.

Я ушла в эту работу, действуя по принципу, “чего боишься, туда и надо идти”. Я полюбила онкоцентр и хожу туда, как к себе домой. Я беседую с пациентами, встречаюсь с врачами.

Все пациентки школы мне как сестры, близкие люди, которые обращаются ко мне в поисках того, что недополучают в центре онкологии. Здесь мы можем обсудить все свои проблемы, задать волнующие вопросы.

Нужна длительная психологическая поддержка.

Процесс в онкоцентре происходит так: грудь отрезают, перебинтовывают, швы сняли и все. Уходите. И как женщинам жить дальше? Они очень меняются внешне . ,то страшно, даже для самых близких родственников. Многие мужья не выдерживают и бегут без оглядки.

Время работает на нас

Тут женщинам помогает время. Они приходит ко мне, и я их леплю заново. Косметика, парики. У нас в школе есть стилист. Мы подбираем прекрасное белье – это революционные бюстгальтеры, достаем красивые протезы. Я стараюсь сделать все, чтобы женщины выглядели прекрасно.

И некоторые мужья, пару раз увидев такую красоту, возвращаются. Я объясняю, что все будет, восстановится, надо просто подождать. Надо ее просто любить. И она будет еще лучше выглядеть. Мужчин надо успокоить. Я выступаю в роли семейного психолога, хотя бухгалтер по образованию.

Был случай: муж одной из пациенток звонил мне и спрашивал, действительно ли грудь вырастает заново.

Большая проблема – это отсутствие бесплатного лечения. В законе оно прописано, но на деле этого нет. Вы представляете, что для того, чтобы выжить, женщине приходится продать все и еще взять кредит. А как его потом погашать, если здоровья нет?

Еще одна проблема – в Кыргызстане нет хороших иммуногистохимических лабораторий. Анализы приходится высылать в Казахстан, а это тоже очень дорого. У нас все примитивно. Показывает, есть ли у тебя рак или нет.

Но ведь необходимо знать насколько он разошелся, какие области поразил. Вот и получается, что из всех выявленных пациентов половина умирает в первый же год. Это ужасные цифры, но факт есть факт.

Но надо бороться и тогда обязательно выкарабкаешься.

Гульнара (фамилию просила не называть)

Личная история

Я живу в Бишкеке. Однажды сильно ударилась грудью. После этого и начались проблемы. Я сдала анализы, которые показали, что есть опухоль. Гистохимия показала подозрение на рак. Когда я услышала диагноз, то сильно испугалась. Первое время никому не хотела говорить об этом.

Сказала только дочери, вместе с которой пришла на операцию. Уже в тот момент у меня началась внутренняя борьба, стала переосмысливать свою жизнь, анализировать ее.

Вдруг поняла, что никогда в жизни не жила для себя, но вместе с тем появилось понимание: во что бы то ни стало надо выжить ради дочерей.

В Национальном центре онкологии увидела бабушку 75 лет. Эта женщина изо всех сил боролась с болезнью. И я взяла с нее пример, потому что раз такой пожилой человек продолжает бороться, то почему я должна опускать руки. После наркоза постоянно говорила ей: “Тетя Маша, мы еще повоюем”. После операции три месяца получала лучевую терапию.

В этот период поняла, что нам не хватает информации. Если пациенты спрашивают врачей о чем-то, то те отвечают очень коротко. Пациенты зачастую не получают нужных ответов.

Я стала читать соответствующую литературу и делится прочитанным с другими пациентками с этим же диагнозом. Объясняла, для чего нужна лучевая терапия. Говорила, что это сложно переносить, но надо потерпеть, за счет этого умирают раковые клетки.

Самое главное нужно сильное желание жить. Нужно настраиваться на позитив, расти духовно и верить во что-то светлое.

Про школу пациентов

Я поняла, что пациентам не хватает психологической помощи. Обратила внимание на то, что люди, которые настраиваются на позитив, могут вылечиться за счет внутренней энергии Конечно, без медицинской помощи не обойтись.

Но настрой также крайне важен. Поэтому крайне необходима школа пациентов, где проинформируют о болезни и помогут с ней справляться.

Победившим рак пациенткам нужно максимально вовлекаться в процесс общения с теми, кто еще только борется с этой болезнью.

Источник: https://kaktus.media/doc/325845_pobedivshie_rak_jenshiny_pomogaut_borotsia_s_boleznu_drygim_pacientkam.html

Парень, переживший рак: тошно, когда все говорят, что ты поправишься

Личный опыт: как победить рак и объединить пациенток в этой борьбе

Александр Полещук мог и не дожить до своих 32 лет. В 2008 году он узнал, что болен онкологией: лимфома Ходжкина третьей стадии с отдаленными метастазами — таким был диагноз.

Но скорой смерти в планах у парня не было, и он решил побороться.

Химиотерапия, облучение, операции и два рецидива болезни — и спустя семь лет после окончания лечения Александр сидит напротив корреспондента Sputnik Ирины Петрович совершенно здоровый и рассказывает о том, как это — пережить рак.

Диагноз как облегчение

— Когда я узнал о болезни,  мне было почти 23 года. Я начал жаловаться на острые боли в позвоночнике. Боли были такие, что я без обезболивающих не мог. Через некоторое время после постановки диагноза оказалось, что это было метастазирование в позвонки.

Онкологические болезни крови часто начинаются с тех же симптомов, что и грипп. Это просто повышенная утомляемость, повышение температуры, возможно, боль и обильное потоотделение по ночам. У меня было такое. Я не мог восстановиться после рабочего дня, утомлялся до такой степени, что мог только лежать.

Я обратился к терапевту, получил больничный, пил антибиотики. А потом он просто выписал меня, говоря, что я сильно залежался и что пора работать. Я вышел на работу и постоянно колол себе обезболивающее, потому что боль в спине была невыносимой.

В этот момент родственники начали рекомендовать мне обратиться к бабкам. Они уже даже нашли какого-то костоправа в Гомельской области и хотели, чтобы я к нему поехал. Я не знаю, что было бы, если бы послушался, с моими полуразрушенными позвонками.

Позже я обратился к заведующему терапевтическим отделением, он дал мне больничный, и я начал свой путь по медицинским учреждениям.

В конце концов я приехал в Боровляны, было сделано довольно банальное исследование — компьютерная томография, и стало понятно, что в тимусе — небольшом органе лимфатической системы — есть опухоль.

Когда узнал диагноз, наступило облегчение, потому что четыре месяца жить с непонятной болезнью — это очень тяжело. Стало ясно, что шансы на выживание высокие и что наконец-то начнется лечение.

© Sputnik / Ирина Букас

О своем диагнозе Александр знает теперь почти все

Третья стадия не приговор

— От моего первого обращения к врачу до постановки диагноза прошло четыре месяца, время было потеряно. В онкологии считается, что факторы болезни, которые не изменяются, могут существовать только на протяжении двух недель. Поэтому если за эти две недели не оказывается помощь, это значит, что рак прогрессирует.

Я болел лимфомой Ходжкина третьей стадии, метастазы были уже распространены и находились в удаленных отделах организма от первоначальной опухоли. Третья стадия — это совершенно не приговор, можно лечиться. Насколько я могу судить, безвозвратная излечимость моего типа достигает 70%.

Меня прооперировали: удалили лимфоузлы, которые можно было удалить, вместе с тимусом. Потом была химия и лучевая терапия. После этого я благополучно прожил семь месяцев и рецидивировал. Если кому-то интересно, в сериале “Доктор Хауз”, если не ошибаюсь, в третьей серии третьего сезона — мой случай.

Меня поддерживали родители, и я был достаточно молодым. Конечно, все проходят стадии отрицания диагноза, потом примирения. Нужно с этим как-то жить.

Химиотерапия очень похожа на интоксикацию при беременности, я, правда, не знаю, в какой степени. Тебя раздражают запахи, различные вкусы. Химиотерапия, лучевое лечение и оперативное вмешательство — это довольно кардинальное лечение.

Но организм может его преодолеть и через некоторое время полностью восстановиться от тяжелых последствий.

Человек во время лечения чувствует себя отвратительно. Прежде всего, это связано с тем, что каким-то образом препараты влияют на гормональный фон. Поэтому дают лекарства, которые помогают организму пережить это. Но когда прием прекращается, наступает синдром отмены, и это может доходить до галлюцинаций. Мне, например, казалось, что родители на кухне убивают попугая. Я не знаю, откуда это.

От стероидов появляется агрессия, потребность в насилии, но ее можно перебороть. Во время химиотерапии я не похудел, но выпали волосы. Самочувствие становится нормальным буквально за месяц, когда человек поправляется. Только внешний вид какое-то время сероватый и дохловатый. Но и это довольно быстро проходит.

Что делать, чтобы выжить

— Есть несколько правил, которым люди, больные раком, должны следовать. Прежде всего, никаких бабок, повитух, заговорщиков, массажистов, мануальщиков и прочих. Лечение рака сыроедением — это бред.

Питание онкобольных должно быть высококалорийным, потому что организм тратит очень много ресурсов на производство новых клеток. И обязательно нужно выполнять указания врачей.

У народных методов лечения нет никакой доказательной базы.

Были случаи, когда поступали в больницу люди, которые после первого обращения решили лечиться травами, молитвами, заговорами, а потом умирали.

На соседней койке лежал мальчик из Украины, родители которого принадлежали к одной из религиозных сект, они отказались от медицины и лечили его молитвами. Но когда поняли, что это не помогает, приехали в Минск, но было поздно.

Мальчик умер. Тотальная безграмотность населения достигает чудовищных размеров.

Осознание того, что ты не один болеешь, не помогает, а мешает. Больные онкологией люди должны общаться со здоровыми и, по возможности, вести себя как обычно. Даже врачи говорят больным не общаться между собой, потому что может еще больше затягивать в это болото. Многие умирают, на самом деле.

Лекарство от суицида

— Есть мнение, что онкология передается по наследству. В моей палате мучительно умирал парень с неходжскинской лимфомой самой последней стадии. Самым ужасным в этой ситуации было то, что его отец в 23-25 лет заболел такой же болезнью и вылечился. Он завел ребенка, зная, что его болезнь могла передаться по наследству. Я не знаю, как он себя чувствовал.

В один из моментов этот умирающий парень пытался задушить себя цепочкой, но у него не было сил. Я написал записку медперсоналу, и нас сразу перевели в палату с решетками на окнах. Многие люди просто-напросто выходят из окон, поэтому начали ставить решетки и ограничители. В больничных туалетах нет щеколд — эта мера была принята после череды самоубийств.

Поскольку белорусы — одна из самых депрессивных наций, суицидальные мысли возникают, наверное, у многих, независимо от онкологического статуса. У меня возникали мысли о самоубийстве во время лечения. Это, наверное, типичная ситуация.

Психологическая помощь у нас не оказывается. Если человек заболел онкологией и у него появились суицидальные мысли, ему нужна литература, которая поможет справиться с этим.

Возможно, это будут книги по психологии и социологии, книги о том, как пережить рак. Есть группы в соцсетях по психологической помощи для онкобольных.

Я за помощью к психологу не обращался, потому что у меня была не настолько критическая ситуация. Да, мне было плохо, но не так, как другим.

Главное — диагностика

— Считается, что онкологическая помощь в Беларуси доступна. В принципе, у государства есть мощности, чтобы таких людей лечить. Но в онкологической отрасли есть одна большая проблема — это диагностика.

Почему бы президенту перед очередными выборами не оснастить каждую поликлинику компьютерным томографом или аппаратом МРТ? Это был бы прекрасный пиар. В онкоцентре из-за того, что не достает мощностей по той же компьютерной томографии, возникают огромные очереди на несколько месяцев вперед и спекулятивные явления. Ладно минчане.

А что делать иногородним? К тому же, выявление болезни на ранней стадии существенно сэкономит деньги на лечение, которые тратит государство.

© Sputnik / Ирина Букас

До своих 32 Александр мог и не дожить – десять лет назад ему впервые поставили страшный диагноз

Онкологию на ранних стадиях можно выявить только с помощью скрининга населения. Но люди у нас почему-то не любят диагностироваться. Они думают, что никогда чем-то серьезным не заболеют, могут с болезнями ходить годами.

А не идут к врачу по той же причине, по которой не идут в филармонию слушать классику: у них есть определенные материальные проблемы, и, решая их, они не задумываются о высоком.

Люди должны понимать, что нужно себя любить, относиться к себе бережно, не рвать жилы и обращаться к врачу.

Сейчас есть в Беларуси центр генетического анализа, который использует международные базы данных.

Человек может сдать анализ, чтобы типизировали его ДНК и выяснили, к каким заболеваниям у него есть генетическая склонность. Это, правда, недешево.

Такой анализ провела Анджелина Джоли, и когда стало понятно, что некоторые ее гены указывают на очень высокий риск онкологии, врач строго рекомендовал удалить молочные железы.

Как вести себя с онкобольным

— С любым больным человеком нужно общаться на равных. Не надо его стигматизировать. Нужно просто делать то, что вы делаете всегда. Не надо акцентировать внимание на болезни. Жалость — это стигматизация.

Самое лучшее, что можно сделать для больного онкологией — это общаться с ним так же, как вы общались до этого. Если у вас были плохие отношения, то нужно продолжать общение в их контексте.

Это будет лучше, чем если вы будете льстить.

Многие люди начинают помогать больному проживать каждый день, как последний. Но если у человека спрашивают, что бы он сделал, если бы узнал, что ему осталось жить один день, он, вероятнее всего, ответит, что хотел бы провести его, как обычно.

Это тошно, когда тебе говорят, что ты поправишься. Ты понимаешь, что у тебя есть реальные шансы умереть, и слова — это, конечно, вежливо, но раздражает. В принципе, поддержка важна.

Но если ты совершил преступление или заболел онкологией, то единственными людьми, которые останутся рядом с тобой, будут твои родители. Если ты успел жениться или выйти замуж, то тогда, возможно, к тебе супруга или супруг будут ходить. Больше никому ты не нужен.

Друзья могут приходить, но вся помощь — на родных. Я очень благодарен им, что они меня поддерживали, хотя все у нас было не гладко.

В отличие от людей с тяжелыми инфекционными заболеваниями и ВИЧ-инфицированных, в Беларуси редко стигматизируют людей с онкологическими болезнями. Хотя некоторые люди думают, что онкология может передаваться через какие-то вирусы, но это необоснованно. У людей в головах свалка из средневековых предубеждений.

Хорошо сейчас

— Я перестал бояться смерти. Это позволяет сосредоточиться на том, что сейчас называют пафосным словом “гештальт” — обращать внимание на то, что происходит сейчас, осознавать момент, а не страдать из-за того, что происходило в прошлом или может произойти в будущем. Это позволяет сконцентрироваться на том, как хорошо сейчас.  

Я перестал бояться всяких вещей, которые вызывают у людей отвращение. Это касается и физиологических процессов. Я полюбил анатомию. Это осталось после болезни, потому что мне стало интересно, как функционирует наше тело.

Для себя планов на будущее не строю, потому что еще не решил, что мне делать. Я пока живу, как живется, и получаю удовольствие.

Источник: https://sputnik.by/health/20180523/1035572197/kak-pobedit-onkologiyu-i-najti-sily-zhit-dalshe-lichnyj-opyt.html

Люди, победившие рак? Как победить рак?

Личный опыт: как победить рак и объединить пациенток в этой борьбе

Ужасная опухоль – это ведь далеко не то, о чем люди хотят рассказывать окружающим. К сожалению, наше общество обрело такой ужасающий стереотип, что раковое заболевание излечить вообще никак невозможно, а люди, у которых его уже выявили, попросту умрут через 2-3 года. Но все должны понимать, что рак – не приговор.

Не редки случаи, когда обыкновенный человек умирает от того, что вовремя не лечил онкологическое заболевание, а сейчас уже стадия настолько запущена, что сделать ничего нельзя. При этом люди, окружающие его (друзья, родственники, соседи, знакомые и т.д.

), наблюдает за тем, как он мучается, причем это не всегда продолжается какие-то недолгие месяцы. Бывало и такое, что пациенты с запущенными стадиями рака жили несколько лет. При этом с каждым днем им становилось все хуже и хуже, врачи говорили, что 2-3 месяца – это их предел. Но они не сдавались, они пытались бороться.

И им удавалось противостоять этой болезни, ведь по сути дела, жить они могли не больше полугода, но они продлили свой век, хотя при этом, конечно, очень мучились. А ведь если бы они сразу же обратились к врачу, еще при первых признаках болезни, они бы, возможно, попали в наш список, называющийся «Люди, победившие рак».

Они смогли бы избавиться от болезни, как это и сделали герои этой статьи, о которых вы узнаете чуть позже.

Частенько люди, победившие рак, – это именно те, кто сразу же обратился в больницу. Это те, кто обнаружил у себя страшное заболевание, от которого уже умерло большое количество людей, еще в самой начальной стадии.

А ведь именно в этот период подавить опухоль в организме легче всего.

Такие люди не разглашают информацию о том, что им удалось победить рак, однако не сказать о таком великом достижении своим родным и близким просто невозможно.

У некоторых очень известных личностей в индустрии развлечений тоже выявляют рак. В то время как обычный человек не захочет разглашать о своей болезни, об опухоли той или иной знаменитости мир узнает почти мгновенно. Видимо, у стен действительно есть уши.

Никто не застрахован от такой ужасной болезни, профилактических мер просто не существует. Однако врачи не перестают убеждать людей в том, что рак – не приговор. Победить это заболевание под силу каждому, кто только очень сильно захочет, у кого есть стимул жить.

Звезд, которые одолели опухоль, на самом деле очень много. Победившие рак сильны духом. Нужно уважать тех людей, которые не только избавились от болезни, но еще и рассказали свою историю огромному количеству простых жителей. Сейчас мы подробнее поговорим о знаменитостях, мы узнаем истории победивших рак звезд нашей эстрады, любимых многими певиц и певцов, актеров и писателей.

Роберт де Ниро

Роберту де Ниро было 60 лет, когда он узнал о том, что болен раком. В середине 2003 года мужчина, как и обычно, пошел на профилактический осмотр, так как он всегда очень пристально следил за своим здоровьем.

Опухоль еще не успела развиться, поэтому врачи ни капельки не сомневались в своих предсказаниях и уверенно заявили, что все будет хорошо, что опасности для жизни нет.

Доктора давали только самые оптимистические прогнозы, ведь операция, ожидающая мужчину впереди, была не очень сложной.

Роберту де Ниро была сделана простатэктомия. Эта операция – одна из самых радикальных в хирургии, и врачи провели ее успешно. Шестидесятилетний мужчина выдержал процедуру, которую проводят только людям с ужасающими новообразованиями мужской простаты.

Сам восстановительный процесс проходил довольно активно, быстро и без всяких осложнений, которые могли бы привести не только к плохому самочувствию известного актера, но и, конечно же, к смерти.

С того момента, как Роберт де Ниро победил свою болезнь, прошло уже более 12 лет, а герой продолжает сниматься в фильмах. За такой приличный промежуток времени зрители увидели этого актера в более чем 25 кинокартинах, где он играл главные и второстепенные роли.

Сейчас Роберт де Ниро смело заявляет о том, что жизнь после рака существует.

Дарья Донцова

Очень известная писательница детективов, которые, между прочим, остаются популярными даже несмотря на то, что с момента их выхода уже прошло более 10 лет, тоже может утверждать, что она знакома с раковыми заболеваниями очень хорошо.

Впервые в своей жизни она столкнулась с этим отвратительным заболеванием давным-давно, более 10 лет тому назад. В 1998 году Дарья узнала, что она больна раком, но это была еще не самая плохая новость для писательницы, ведь чуть позже врачи сказали ей, что у нее последняя (четвертая) стадия рака.

Это доказывало слова одного из докторов: «Осталось не больше 3 месяцев…»

Именно из-за того, что Дарья все-таки одолела четвертую стадию заболевания, люди уже много лет спрашивают, как Донцова победила рак. Ужасная опухоль молочной железы попросту заставила женщину бояться… Бояться того, что она умрет.

В это время Дарья не могла думать только о своем смертельном заболевании, ведь у нее уже на тот момент было несколько деток, а также немолодая мать, за которой необходимо ухаживать, да и в конце концов, обыкновенные домашние питомцы, которым тоже необходима забота. Из-за этого Донцова просто не могла умереть, она начала бороться, понимая, что путь ее будет не самым простым.

Женщина справилась с ужасным раком, она одолела его, а помогло ей в этом то, что она начала писать книги. Она нашла своей любимое занятие – хобби, которым живет и по сей день.

Анджелина Джоли

Эта молодая и привлекательная девушка пережила многое: более 5 лет назад (в 2007 году) Анджелина Джоли навсегда рассталась со своей любимой матерью, которую звали Маршелин Бертран. Мать актрисы скончалась от рака яичников.

Эта болезнь пришла к женщине в 57 лет, когда она уже физически не могла побороть ее причины. Одна из самых красивых девушек Голливуда, Джоли, очень сильно переживала из-за смерти родной матери, однако что-то делать уже было поздно.

После похорон знаменитая дама думала о том, можно ли победить рак вообще?

Но вот несколько лет назад звезда Голливуда рассказала общественности, что она перенесла очень тяжелую операцию – мастэктомию.

Когда дама прошла анализы повторно (уже после того, как хирургическое вмешательство было проведено), врачи сообщили ей о том, что риск заболевания у нее уменьшился более чем на 80 %.

Напомним, ранее вероятность того, что Джоли заболеет раком, составляла почти 90 %, то есть шансов «обойти» болезнь почти не было.

Юрий Николаев

В середине 2007 года знаменитый в России телеведущий, а также человек, который стал основателем известного и любимого во всех славянских странах конкурса под названием «Утренняя звезда», узнал страшнейшую новость о том, что у него рак. Причем это был рак кишечника, победить который почти невозможно.

Этот мужчина даже не думал сдаваться, он боролся с увеличивающейся опухолью более двух лет. После того, как Юрий узнал о своем страшном смертельном заболевании, как говорит он сам, мир вмиг превратился в нечто ужасное. Он словно из чего-то цветного и яркого обернулся серо-черным.

Болезнь начинала прогрессировать, времени было мало, но мужчина не сдавался и продолжал отчаянно сражаться. Юрий Николаев верил в Бога, он не собирался давать раку испортить его планы на будущее.

И он победил, он одолел этот отвратительный недуг. Сейчас уже телеведущий абсолютно здоров и не нуждается в медицинской помощи, чего нельзя было сказать тогда.

В отличие от других звезд, Николаев не доверяет европейской медицине, поэтому лечился он в Москве.

Кайли Миноуг

Эта очень известная молодая поп-дива в 2005 году отправилась на гастроли по всей большой Европе, где, собственно, и узнала о том, что у нее ужасное смертельное заболевание – рак груди. По словам девушки, когда врач сообщил ей, что у нее опухоль молочной железы, земля попросту начала уходить из-под ног.

Девушка мгновенно смирилась со своим заболеванием, она думала, что уже умирает, но, слава богу, ошибалась. На следующий день после того, как Кайли узнала о своем диагнозе, девушка отменила все последующие запланированные поездки и концерты, извинившись перед своими фанатами, которые уже приобрели билеты на шоу.

Естественно, даме пришлось сообщить всему миру: она больна, она смертельно больна. Поп-звезду поддержали, пожелали ей удачи, и самое главное – здоровья. Девушка, в свою очередь, пообещала, что победит рак и вернется на большую сцену, чтобы радовать своих поклонников. В конце концов, Кайли Миноуг сдержала свое обещание.

Она одолела рак груди и снова вернулась на сцену.

Сначала девушка пережила длительную операцию по удалению части молочной железы, а затем выдержала сразу несколько курсов радио- и химиотерапии, после чего, собственно, вернулась к своей работе, сообщив всем о том, что она избавилась от смертельного недуга.

Владимир Познер

В далеком 1993 году Владимир Познер – известный корреспондент из Российской Федерации, узнал, что у него был выявлен рак.

Медицинские работники убедили мужчину в том, что конкретно в его случае болезнь не представляет никакой опасности для здоровья, так как онкологическое новообразование было обнаружено на самой ранней стадии.

Поэтому можно сказать, что Владимиру повезло, ведь проходить курс дорогущей и мучительно длительной химиотерапии ему было не нужно. Однако, почему-то врачи настоятельно просили журналиста согласиться на немедленную операцию по удалению опухоли.

Большую роль в скором выздоровлении Владимира сыграли именно его близкие, которые старались всегда быть рядом.

Семья Познера вела себя так, как будто все в полном порядке, словно ничего не произошло, а о болезни никто вообще не слышал. И что же получил Познер в итоге? Кто-то не знает, как победить рак, а кто-то об этом просто и не думает.

Но некоторым людям приходится преодолевать страшную болезнь, делая это всеми возможными способами. И Познер смог победить рак!

И вот уже более двадцати лет Владимир Познер живет спокойно. Но он до сих пор проходит осмотры, ведь понимает, что здоровье – это главное!

Шарлотта Льюис

Шарлотта в те времена, когда у нее был обнаружена онкология легких, была молодой и очаровательной девушкой.

Посмотрев на нее, сложно было сказать, что она больна страшнейшим заболеванием, которое зачастую приводит к смерти.

Когда доктор только увидел актрису с поставленным ранее ей диагнозом, он удивился, ведь выглядела дама очень хорошо. Поэтому врач решил, что это какая-то ошибка, но все же провел осмотр и анализы.

Онкология легких – это то заболевание, которое победила Шарлотта. После избавления от страшной болезни прошло больше тридцати лет. Но в свое время она не побоялась отказаться от химиотерапии. И это было, как видим, правильным решением.

Лэнс Армстронг

Этого человека можно с легкостью назвать легендой велосипедного спорта, ведь он является семикратным призером известных соревнований во Франции под названием Tour de France.

Лэнс относится к тем личностям, которые победили рак, несмотря на то, что врачи не давали им шансов вообще.

Медики поставили диагноз «рак яичек», когда болезнь уже перешла в последнюю стадию, что доказывало: шансов на победу просто нет.

Тогда, в 1996 году, мужчина дал свое письменное согласие на применение на нем новой очень рискованной методики лечения рака полового органа, которая с легкостью могла бы повлечь за собой самые разные неприятности и побочные эффекты.

Истинная вера в себя, что, собственно, присуще профессиональному спортсмену, только помогла Лэнсу Армстронгу одержать самую важную победу в своей жизни – победу над раком. Лэнс – тот человек, который не понаслышке знает, как победить рак.

Иосиф Кобзон

Российский эстрадный певец также когда-то поборол онкологическое заболевание, однако, лечение для столь пожилого мужчины прошло не так уж и гладко, как, конечно же, хотелось бы. Ровно 10 лет тому назад, в 2005 году, он узнал о том, что смертельно болен.

Врачи настояли на немедленном проведении операции, поэтому сам Кобзон отправился в Германию, где, собственно, у него и было удалено недоброкачественное новообразование. Но все оказалось намного сложнее, ведь хирургическое вмешательство, совершенное во благо, повлекло за собой некоторое количество совершенно других проблем со здоровьем артиста.

После операции иммунитет мужчины был настолько ослаблен, что его могло заразить все, что только угодно. Также следует отметить, что после лечения опухоли, а вернее, ее удаления, у Иосифа Кобзона в легких образовался небольшой тромб, а также произошло воспаление почечной ткани. Еще через четыре года Кобзону была сделана очередная операция.

И по нынешний день известный российский артист продолжает лечиться, и пока ему, несмотря на возраст, удается побеждать болезнь.

Лайма Вайкуле

Ужасное заболевание не обошло и одну из самых известных российских певиц – Лайму Вайкуле. Более двадцати лет назад, в 1991 году, в Соединенных Штатах Америки врачи поставили девушке диагноз: рак молочной железы.

Это, как известно, очень коварное заболевание, которое могло с легкостью привести к смерти певицы. Поскольку патология была обнаружена американскими врачами очень уж поздно, шансов на выживание у Лаймы Вайкуле попросту не оставалось.

Сама певица расценила это заболевание как что-то важное, что-то большее. Она уверена, что Бог таким образом дал ей небольшой толчок к тому, чтобы она раз и навсегда переосмыслила цель своей жизни.

Последовало длительное и интенсивное лечение опухоли, но Вайкуле все-таки победила рак, сразу же после чего вернулась к своей творческой деятельности.

Источник: https://FB.ru/article/183739/lyudi-pobedivshie-rak-kak-pobedit-rak

Поделиться:
Нет комментариев

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.